Конкурс короткой прозы. 23 тур. Закрыт

= Ознакомиться с правилами проведения Литературного конкурса. =

Тема двадцать третьего тура номинации короткой прозы Литературного конкурса – «Не говори!»

Хотя тема тура заявлена, и в конкурсных произведениях следует её придерживаться, свободное творческое осмысление темы приветствуется.

Напоминаю также, что предлагаемые на конкурс рассказы должны быть новыми, написанными специально для конкурса, не быть больше нигде опубликованными.

Дополнительно хотелось бы напомнить, что под прозой понимается нестихотворная речь, для поэзии есть отдельные туры конкурса. По объёму предполагается, что рассказы будут где-то от 1-1,5 до 10-15 тысяч знаков.

Приглашаю принимать участие и размещать в этой теме ваши конкурсные произведения!

Доказано - у каждого человека есть своё количество слов в день для счастья. У женщин это примерно пять тысяч слов, у мужиков примерно три тысячи, у детей две тысячи. Самое удивительное – без этого пустого болтания люди могут погибнуть. Так говорят древние книги.

Я не говорила уже три дня. Наконец-то! Мне кажется, я самый молчун из всех молчунов. Сижу в одиночке и никого не трогаю. Меня посадили за вооружённый грабёж. Со мной три подельника. Адвокат чего-то мне втирает. Все люди вокруг чего-то мне втирают. Я сижу, молчу. Говорят, что молчание золото. Я в это верю. Зубы слиплись, голос осип когда сам себе хрипишь в камере какой-нибудь : «Заипали». Непроизвольно получается.
Какое счастье – сидеть и молчать. Вообще, если ты решишь дать обет молчания, то ты как будто владеешь миром, ты велик. В тюрьме. В храме. В миссии. В практиках. Всё едино. Это такой кайф, ребята! Главное – понять своё величие молчания.
Это было в прошлой жизни. Но я осталась молчуном в нынешней. Люди требуют слов. Пустых слов.
Не зная их ценность, они их бросают, бросают. Каждый день, каждый час. Порой плохие слова. Порой ужаснее плохих своим близким.

А я всё молчу. Мне нравится молчать, ибо я своим молчанием ничего плохого не натворю. Пишу только на этом форуме. Вот и весь мой разговор. И очень надеюсь, что никого и не обидела)

4 симпатии

Тёплое солнышко припекало словно на дворе стоял конец мая, а вовсе и не канун Дня всех святых. Два литератора попивали квас, разморенные ласковыми лучами. Вместе с ленивыми глотками так же неторопливо текла беседа.
– Как там у прозаиков?
Второй вздохнул.
– Что, опять никого? - первый собеседник был явно бодрее своего коллеги.
– И не говори! Словно сгинули! Главный говорит магия какая-то…- номер два оставался расслабленным.
– Ой, и не говори! Вроде ничего сложного написать то! -
– Да не говори. Я вот уже свыше 9000 тысяч тем придумал! Завтра же напишу парочку эссе!
– Не говори, прямо как у меня ситуация! Я ж на каждый тур по два три блокнота с вариантами осмысления темы записываю!
– Точно, не говори! На прошлый то тур у меня самого три десятка набросков было!
– Ха! Не говори! На прошлый я с полсотни черновиков почти дописал! Тема ведь легкотня!
– Не говори! Проще репы пареной! А место тебе какое досталось?
– Никакое! Я забегался и про конкурс забыл. Дел невпроворот, не говори! А ты пожалуй первое взял?
– Да не говори! Я также по дурости пропустил! Ноутбук уронил и в ремонт отнёс. Ну там починили, конечно, но в бэкап я черновики то не сохранил! Эх!
– Обидно, не говори! Ещё по кваску и побежим по делам?
– Да не говори ты про дела! Полежим ещё, успеется!
– И не говори!

7 симпатий

Она сидела в любимом плетеном кресле, в окружении старых писем, которые достала из шкатулки. На столе, тихо потрескивая пламенем догорала свеча. Причудливые тени плясали по пожелтевшей от времени бумаги. Забытая чашечка с кофе успела остыть и теплый пар больше не поднимался тонкой дымкой. Ее задумчивый взгляд был обращен во времена давно ушедшие в прошлое, где осталось ее детство и молодость, а воспоминания о событиях тех дней были размыты как акварель. Она вспоминала.
Он был единственным мужчиной, который что-то значил в ее жизни.

  • Не говори мне о любви, просила она его, я слишком молода и не хочу сейчас об этом думать.
    А затем ждала долгие годы, чтобы услышать хотя бы малейшее проявление чувств.
  • Не говори мне о семье, сейчас не время для таких серьезных отношений, сказала она, когда он пытался сделать ей предложение.
    Прошли годы, но больше такой возможности у неё не было.
  • Не говори мне сейчас о детях, повторяла она несколько раз. У нас впереди много лет, нам надо пожить для себя.
    И она услышала:
  • Не говори мне о жизни, ты не умеешь жить, я ухожу и не буду говорить.
    Ее жизнь была ее жизнью. Она не делила ее ни с кем. Но иногда, сидя в любимом кресле, в окружении старых писем из шкатулки и под звуки потрескивающей, догорающей свечи она вспоминала и взгляд ее был обращен во времена ушедшие.
2 симпатии

Светлана в очередной раз поправила бретельку, то и дело кокетливо сползающую с плеча, и снова устремила взгляд на визави. Максим же тем временем был поглощён поеданием поджаристого бифштекса. Временами он поднимал взгляд на Светлану, всматриваясь в её лицо и пытаясь догадаться, какой же дате посвящён этот романтический ужин. Цветы, свечи, полумрак… С ней он встречался уже почти год, но их отношения больше напоминали дружеские. У каждого были свои планы на ближайшее будущее, и они отнюдь не касались создания семьи. Но этот ужин сбивал его с толку…

  • Милый, ты ничего не хочешь мне сказать? – Светлана начала издалека. В душе нарастало нетерпение, что, наконец-то, всё случится в этот вечер, и потому удивление в глазах Максима несколько её обескураживало. Ох, не могла же та цыганка так ошибиться, когда нагадала ей скорое предложение руки и сердца! По словам этой бойкой вертлявой женщины выходило, что не далее, чем к концу этой недели некий кавалер попросит её руки. Ну, а кто это может быть, кроме её драгоценного Максима? А чтоб тому было легче решиться на этот
    поступок, она обустроила сей «званый ужин».
  • Эээ, - было видно, что Максим судорожно пытается вспомнить, что он должен сказать ей. После неловкой паузы вдруг его лицо озарилось догадкой: «Да, точно! Голова моя дырявая! Помнишь, ты мечтала о лабрадоре? Так вот, у Пеньковых собака недавно родила аж 5 чудных щенков. И один из них, как только подрастёт, непременно будет твоим! Я уже договорился с ними, но пока не хотел рассказывать, хотел сделать тебе сюрприз».
    Даже в полумраке Максим заметил, что в глазах Светланы мелькнуло разочарование. Не такого ответа, очевидно, она ждала…
  • Только об этом? – ослепительно улыбнувшись, девушка сделала ещё одну попытку.
  • Нууу… Ой, а ещё, представляешь, шеф поручил мне вести новый проект и обещал прибавить к зарплате 10 процентов! Так что я теперь сказочно разбогатею, - Максим весело усмехнулся. – И это, бесспорно, поможет в наших планах.
    Слово «планы» послужило катализатором, и Светлана снова воспрянула духом: «Ну какой же он всё-таки робкий! Нет, чтобы сразу перейти к главному!»
    Она нежно коснулась ладонью его руки.
  • И? – в этом вопросе, который она вкрадчиво задала, казалось, решались, по меньшей мере, судьбы мира, её мира.
  • И… И ещё я вчера записался на курсы вождения! Буду откладывать с зарплаты, думаю, к концу года скоплю на что-нибудь приличное! А к тому времени и «корочки» будут. – Максим победоносно улыбнулся, словно сдал зачёт строгому экзаменатору.
    Ещё толком не поняв, что надежды на немедленный брак рухнули, Светлана стремительно встала и поспешила к своему телефону, который так некстати в этот момент разразился трелью. Звонили с незнакомого номера.
  • Да! – в её голосе сквозило напряжение.
  • Светочка! – немедленно разразилась трубка торопливым мужским голосом. – Солнышко, милая! Как мне тебя не хватает. Ты ведь помнишь наш выпускной вечер 5 лет назад? Ты была так прекрасна! Господи, ты и сейчас прекрасна! Выходи за меня замуж, а?
    К концу этой сбивчивой тирады Светлана узнала голос. Звонил Виталик, её бывший одноклассник, который все старшие классы пытался добиться её
    расположения, но она неизменно была холодна, аки Снежная королева. Но как в школе он казался ей скучным, так и данное предложение не вызвало в ней сейчас бурной радости. «И откуда только номер телефона узнал?» - досадливо поморщившись, подумала она про себя, а вслух сказала: «Молодой человек, вы ошиблись номером».
    Положив трубку, Светлана вернулась за стол. Максим терпеливо ждал её возвращения и, едва она села, спросил, всё ли в порядке. Удовлетворившись кивком головы, поинтересовался: «Ну как, красна девица, всё ли ты услышала сегодня, что хотела?»
  • Да. И не говори. Более чем – Светлана чуть усмехнулась и продолжила. – Вот попробуй этот соус. Он, кажется, мне особенно удался.
4 симпатии

Я второй день хожу сама не своя - глухая обида опутала сердце, боль сковала душу. И я сейчас сижу на сеновале, жалею себя, реву и тихонько поскуливаю, как побитая собака.

Вот уж которое лето я приезжаю в гости в деревню к бабушке на каникулы. У нас здесь собирается маленькая компашка - я, Оля и Тема. Нам некогда скучать - шалаш, речка, рыбалка, походы в ближайшее село, да мало ли каких других важных дел. Но в этот раз пошло все по-другому. Я Олю даже сначала не узнала, когда она вышла из автобуса - такая красивая стала, у меня аж дух захватило, глянула на Тему, а он стоит такой бледный от волнения, что я засмеялась и хлопнула его по спине: “Ты что влюбился?”. Парнишка передернул плечами и ничего не ответил, только выхватил из Олиных рук чемодан и зашагал по улице. Мы договорились встретиться возле строящегося шалаша. Довели наш “дворец” до венца как всегда весело, но как-будто паутинка легла на наши отношения.На следующий день я мчалась в таком же настроении, как Пятачок к Ослику на день рождения, неся блинчики с творогом к нашему месту встречи и вдруг “БАММ”… остолбенела - Тема и Оля целовались,стоя возле шалаша, никого и ничего не замечая вокруг. Я опрометью кинулась домой, а слезы ручьями бежали по щекам. “Предатели, предатели” - билось в голове слово, как пчелка об оконное стекло.

С красными глазами и распухшим, как слива, носом я спустилась с сеновала и поплелась к бабушке, зовущей меня к обеду. Посмотрев на меня, она присела на табуретку, усадила меня на скамеечку у ног и натруженной, заскорузлой ладонью стала гладить мои волосы и я, всхлипывая, рассказала ей о случившемся. Бабушка молча слушала и все гладила, и гладила меня по голове, лежащей у нее на коленях. А потом сказала: “Тихо, внученька моя, больше ничего не говори. Это ЛЮБОВЬ”. И глухой туман обиды ушел из моего сердца, а в душе послышался теплый и чистый перезвон колоколов.

3 симпатии

Впереди было беспросветно. Вокруг стояли развалины. Обгоревшие стены разрушенных , разграбленных замков и дворцов после запущенных рук ненасытных марадеров говорили о прошедшем сражении. Лучи солнца застревали в дыму, который пытался унести куда-то пейзаж райских парков, прикольных фонтанов, причудливых в своих конструкциях зданий и еще огромного множества построек.

  • «И чья империя здесь была?», спросила девушка, стоящая рядом со мною. Она была дочерь погибшего командира отряда нашей армии. Ее кошачьи зеленые глаза с длинными пушистыми черными ресницами были заплаканы. Анна не могла пережить сметь отца. Но спина уже выпрямилась, и ее решимость снова ринуться в бой приводила всех вокруг в восторг.
    -«Вебмэна» ,ответил я. Только никому не говори. Его тело еще не найдено.
1 симпатия

Космическая неувязка

Лежу на боку, полусонно уставившись в черное небо. С чего-то дрожу.
Вон та очень яркая точка – Сатурн. Самая интересная для меня из планет. Хочу ее рассмотреть поближе, почетче. И воображение словно бы предоставило мне мощный телескоп. Почему он не всходит так в нашем небе? Так, чтобы сияющий желтоватый шар, чуть поменьше Солнца, будоражил густую ночь тонким, призрачным диском колец?
Одергиваю себя: типун тебе на язык! Если восход Сатурна будет таким, как ты хочешь, то от Земли ничего не останется. Крупная форма, в которой можно, казалось бы, уже взором проникнуть в слои атмосферы, превращается снова в невнятную блестку. Переворачиваюсь на спину. Лучше разглядывать те быстро движущиеся звездочки.
Это орбитальная станция из нескольких блоков, перемещающихся относительно друг друга. Они крутятся, как на школьной модели атома, по наклонным орбитам. Откуда мне это известно? Сколько раз доводилось следить темным вечером в детстве за спешащей по небу едва различимой искоркой. Выловишь ее в Млечном Пути и ведешь, ведешь за ней взгляд до ближайших деревьев. Она несется так быстро, что даже некогда сбегать домой за биноклем – только глаз не спускай, задрав голову. И в бесцельном со стороны занятии ты, на самом деле, глядишь в свое будущее. То, где ты вырастешь космонавтом. А почти незаметная точка в воображении приближается, охватывает тебя: в скафандре, прицепленном тросом к белоснежной железной стене, ты делаешь что-то… Что делаешь? Не помню, что делаю я; в детстве этого, может, и не сознаешь – есть только картинка из книги, где нарисована база в деталях.
И снова дремотная мысль приближает к глазам далекие звезды. Едва различимо видна уже острая форма станции с ее так называемыми спутниками; все это медленно увеличивается, позволяя увидеть детали. Космонавты собирают один из модулей. Перед глазами они стоят настолько четко, что я даже вижу, как двое из них, окончив дело, начинают дурачиться – перекидывают друг другу разводной ключ, заставляя его медленно проплывать несколько дециметров в пространстве, а затем ловят его, словно мяч. Наверное, по уставу такие штуки запрещены, но никто за ними в данный момент не смотрит.
Меня, как и в детстве, тянет на эту базу…

Просыпаюсь с трудом, вокруг незнакомые люди. Мужчина с военной выправкой склонился надо мной, и я знаю, что он – капитан. На нем нет ни формы, ни знаков отличия, он капитан, потому что должен им быть по внешности, по выражению на лице. Черное выражение, обеспокоенное, словно он хочет устроить допрос.
Так и происходит. Станция из новых, где можно ходить. Небо за окном вращается, катится в тартарары. Еще несколько космонавтов стоят поодаль.

  • Вы кто? – спрашивает капитан, и я вижу в его глазах изумление.
    Не спросил даже имени. Объясняю, что наблюдатель с земли.
  • С Земли?
    Нет, здесь на самом деле должен быть знак восклицательного вопроса или вопросительного восклицания, не знаю, как он называется. Капитан восклицание явственно подавил, оставляя лишь только вопрос. Чувствую, что бормочу невнятно:
  • Слежу за вами по ночам. В телескоп.
  • Мда? И что вы высмотрели?
    «Высмотрели»! Что за слово, как будто подглядываю за непристойными делишками. Подробно расписываю игру разводным ключом между космонавтами. В группе поодаль – оживленное волнение.
    Меня оставляют в покое, обходят кругом, словно прокаженного. Проваливаюсь в очередную дремоту.

Снова допросы. Летят вопросы. База летит по орбите Земли, Земля вокруг Солнца, Солнце по краю галактики и галактика тоже своим чередом, пока не открытым. Что бормочу – не помню совсем. На станции новые люди, военные. Сидят на расстоянии, чем-то интересуются. Плету им не знаю что, про космос, про разные сферы, про полую Землю, про живые галактики, мне все равно, что со мной после сделают, мне можно, у меня стресс.
Как меня вообще занесло на эту базу?!
Космос давно стал мне чужд. Детские мечты стать космонавтом рассеялись после школы, закрутились в рутине спиральным вихрем, рванули в крабовую туманность… или крабовидную? Уже нет разницы, их разнесло и сдуло с меня, словно газовую оболочку во взрыве сверхновой. Осталось что-то материальное, уплотненное, такое, чего не разубить топором, не распилить лазером, не оживить никаким эликсиром. Остались обрывки знаний и представлений. И вдруг я – на орбите!
Это ложь, будто я наблюдаю с Земли в телескоп за когда-то зовущими звездами. По ночам я сплю. По ночам мне, порою, снятся галактики, базы, другие миры, но к утру я легко забываю сны, иногда, ближе к вечеру, вспоминаю их, слегка посмеиваясь. Сны приходят на ум один за другим, выкладываю их военным.
На орбите мне надоело. Хочу домой. Гляжу на военных, в их глазах внезапное изумление, на лицах играет свет, блики прыгают по всему отсеку, то там, то здесь, то на потолке; на пуговицах форм, на блестящих кольцах, встающих кругом – это дула аннигиляторов. Вопль капитана: «Не стреляйте!»
Вспышки аннигиляторов какие-то жалкие, мой свет ярче. Я превращаю заряды их выстрелов в ветвящийся молниями шар, я заставляю его принять форму планеты Сатурн и как в детстве, играя во фрисби, запускаю этот снаряд во внешнюю стену. Со скрежетом расползается в ней обшивка, с шумом выхлестывается в пространство воздух. Бывайте!

Что с ними стало – мне неинтересно. Спаслись или нет? В моих снах не бывало допрашивающих военных, меня это и не огорчает. Не нужно мне таких снов. Подо мной планета Земля. Предстоит самое сложное: отыскать на ней свою постель и проснуться. Все просто, когда знаешь адрес.
Но тут закавыка. Я обнаруживаю, что не помню ни своего адреса, ни имени, ни даже пола. Я не могу осмотреть себя, потому что у меня нету рук, ног, тела – одно сознание. В воспоминаниях только две точки маршрута: прошлое, где я в постели, настоящее – здесь, на орбите. Отчаянно пытаюсь проложить путь между ними. Отсюда туда не получается, может, удастся в обратную сторону?
Позапрошлый вечер. Пытаюсь уснуть. Бессонница. Хочу поискать снотворное, все расплывается перед глазами. Снотворное в столике под подоконником – держу от кровати подальше, чтобы не увлекаться таблетками. Бреду к окну… Взгляд приковывает яркая точка в небе.
«Сатурн» - говорю себе, и под наплывом детских грез не могу спустить с него глаз … Забыто снотворное. Точка медленно приближается, увеличивается в диаметре. Странный Сатурн: желто-бурый, с кольцами, как на картинке, но между кольцами и планетой – как будто стеклянный шар атмосферы. Видение зачаровывает меня. Оно опускается в сад, я иду сквозь окно к планете, она взмывает, иду по воздуху, дальше, дальше, через космическое пространство, к реальному… Нет, не Сатурну. Урану.

Мое рассеянное сознание трогает нотка совести. Надо было открыть военным, что я с Урана, что мне известна теперь география его аммиачных слоев, что я знаю планы его обитателей. Следовало рассказать, что со мной сделали после похищения, как мне дали возможность перемещаться без тела по Космосу и воплощаться на твердой почве, как превратили меня в удивившее их существо. Мне дано право выхватывать зрением в небе нужный объект, разглядывать его на отдалении, а при желании – перемещаться к нему. Я могу рассмотреть с орбиты любой из домов на Земле. Это из космоса мне довелось увидеть вблизи Сатурн и наблюдать в подробностях станцию, пока в полудреме мое сознание скользило по Солнечной системе. Что мне энергия выстрелов, если я могу скатать ее в шар, как любую другую энергию в мире?
И все это было подарено мне с одной-единственной целью. Мне необходимо найти свой дом. Для этого надо лишь четко себе сказать: «Хочу домой!»
Зачем им все это? Меня превратили в монстра, заполнили мою кровь миллиардами нанороботов, мелких шариков. Едва только я приземлюсь, они через поры моей кожи, через глаза и рот полетят в атмосферу, заражая наш мир. Сейчас они спят. Команда освободить их настроена на мое спокойствие, на приятное ощущение мысли: «Я дома!» Вдыхая их, люди мало заметят разницы между своей ежедневной жизнью и назревающей пустотой. Но разум их будет лишен развития, души прикованы только к земле, к единственному участку в мире, к маршруту «работа – дом». Человек лишится инициативы, станет ведомым рабом. Он научится подчиняться приказам не задавая вопросов, забудет о Космосе, об орбитальных станциях, о новых открытиях, а когда последний мыслящий человек потонет в рутине, придет час захватчиков с Урана.
Сейчас я – их первый эксперимент, приземленное существо, на котором они попробуют свой проект. Они следили за нами и знают, как люди стремятся домой; они дали мне это право – как зачумленного голубя отпустили к родному насесту в стане противника, которого собираются захватить. Надо сказать лишь себе, что хочу домой, в свое уютное гнездышко.
Сознание мутно колеблется. Все это сон, не явь. Но если сон, то зачем мне надо домой, чтобы только проснуться? Ураняне чего-то там недомыслили. Человек способен проснуться с любого места во сне, для этого ни к чему выполнять навязываемые условия. А если явь, то тем более. Вы не поняли, что пробудили во мне детские мечты. Вы не догадываетесь, что подарили мне все для их осуществления. Почему мне надо теперь стремиться домой?
Хочу в космос!

4 симпатии

В голове легкий сумбур с некоторой ноткой беспокойства. В конце концов не каждую неделю я летаю в столицу на семинары, оставляя семью в самостоятельном “плавании”. Вроде и ребёнок подрос, и муж всегда легко справлялся с “немужскими” обязанностями, и бабушка на подхвате, но всё равно какая-то часть меня тревожилась. Даже успокаивающие смс-ки не исправляли положение. Скорее наоборот, в них сквозили какие-то намеки. По скайпу дочка цыкала на папу, чтобы не говорил маме про сюрприз.
В предвкушении самых невероятных событий и происшествий я вышла из такси. Дом стоит как ни в чём ни бывало, следов разрушения и крови в подъезде не видно. Открываю дверь и… квартира встречает меня невероятной чистотой и порядком. Горит сломанная лампа в прихожей.
– Привет! С возвращением. - выбритый и элегантный муж помогает снять верхнюю одежду. - Ребятёнок тебя не дождалась. Спит. Вот открытка, что она сделала к возвращению. Вручит тебе уже утром. Сейчас ты её как бы не видела.
Прелестный и чуть помятый листок с милыми детскими каракулями. Солнце, мама, самолёт. По технике выполнения видно, что папу не допускали помогать (“Я сама!”).
Пока мои вещи с дороги укладывают на места я понимаю, что могу не просто банально помыть руки и умыться, но принять самую настоящую ванну с ароматическим маслом. Корица и немного какао. Неужели вспомнил и нашел среди моих завалов? Погружаясь в невероятное блаженство воды и аромата я слышу приятную мелодию пробивающуюся в сознание. Ох! Чуть не заснула. Оказывается это будильник на планшете. Какой продуманый. Одеваюсь в ночную рубашку и выхожу на кухню.
– Дорогой, спасибо! Люблю тебя, - стол сервирован на двоих, свечи и цветы.
– Ох, а ничего что я вот так одета? - я чувствую себя даже немного не в своей тарелке, но улыбка хозяина дома развеивает сомнения.
– Да что ты! Мы уж сколько лет вместе! К тому же тут блюда вполне себе обычные - котлеты с рисом и греческий салат.
– Хорошо, что ты у меня такой!
– Ага, хорошо! Теперь по быстрому едим и спать! Завтра ребёнка в садик!
– И не говори! - я ем вкусную домашнюю еду и вспоминаю Скарлет О’Хара с её “подумаю об этом завтра”

4 симпатии

Испытывая сильное желание дотронуться до неё, он слегка коснулся её руки. Слегка вздрогнув от его прикосновения, она ощутила тепло, которое рождало ответное чувство. Ощутив его губы рядом со своими, она хотела было что-то сказать, но… От этой близости у неё закружилась голова, и слова застыли на её губах.
За окном прошумела проезжающая по лужам машина.
С неохотой оторвав руки от её плеч, он увидел её юное лицо со слегка вздёрнутым носом. В её глазах уже не было той недавней диковатости и тревоги. «Да откуда же ты такая взялась?» – хотелось ему крикнуть ей в лицо. Он видел, что ей хорошо с ним, и что она, сама того не зная, с тревогой и любовью ждала именно его.
Дождь за окном прекратился. Солнышко уже пробивалось сквозь поредевшие тучи, обещая хорошую ясную погоду.

3 симпатии

Заранее прошу прощения за некую сумбурность и непоследовательность. Навеяно воспоминаниями об атмосфере студенчества.
Было это лет 6-7 назад. В золотые годы моего студенчества. Кажется на четвёртом курсе. Где-то ближе к концу апреля, точно не помню; деньки ещё были прохладные, хотя временами солнышко уже здорово припекало. В один из таких дней я и “узнал” невероятную “тайну”, которую ответственно храню до сих пор.
… Без десяти восемь утра. Звонок на первую пару через 20 минут. Выходя из общаги прикидываю варианты. Пойти пешком и покурить в пути, благо общага всего в одной остановке от универа: приду за 5 минут до звонка, успею занять место в середине аудитории; сразу за теми кто исправно пишет - спать там не так палевно как на галёрке, да и любой лектор почти не сканирует этот район. Покурить на остановке и доехать троллейбусом: войду впритык к звонку и самые сладкие места будут уже заняты. Доехать до универа и покурить там: велика вероятность пересечься с пацанами - тогда можно вообще не попасть на пары, ни на одну. Идти пешком было лень, прогуливать не охота - конец семестра не за горами, поэтому я выбрал второй вариант и подходил к остановке уже прикурив.
За остановкой, тоже с сигаретами, уже стояли Юля со Светкой - девочки из параллельной группы, и о чём-то шушукались. Правила хорошего тона подсказали, что надо подойти поздороваться:
-Привет, девчонки, - не доходя метра три я обозначил своё появление, - давно ждём?
Увидев меня Светка прервала свой рассказ, шепнула что-то на ушко Юле и отозвалась:
-Минуты четыре, когда подходили к остановке - отъезжал, так что ещё через пару минут будет, успеешь докурить. - И умолкла. Юля лишь поздоровалась и больше не проронила ни слова.
В троллейбусе ехали молча, видимо девчонки узнали очередную сплетню, и теперь будут чувствовать себя хранительницами ценной информации. Я прикидывал варианты. Юля дружит с Наташей, вроде даже сидят вместе. Наташа живёт в одной комнате с Олькой и Викой, которые учатся со мной в группе. Сегодня есть физ-ра, значит они пересекутся ещё на парах. В общем после третьей пары в столовке мне обо всём доложат.
Где-то с такими мыслями я выходил из троллейбуса, пропустив девчонок вперёд. Первой парой была поточка, поэтому мы направились в одну сторону. В аудиторию вошли со звонком, преподши ещё не было, правда как и свободных беспалевных мест, кроме… На крайнем правом ряду я увидел Вику, рядом с которой на пол-лавочки вольготно распласталась её сумочка:
-Привет, спасибо что придержала для меня место. - передавая в руки сумочку, я приобнял её за плечо и поцеловал в щёчку, - родина тебя не забудет!
-Балбес, - она лишь улыбнулась, - даже если и держала кому - тебя ведь не прогонишь. А Олька после вчерашнего всё равно раньше третей пары не явится, так что сиди уж. - Она приняла у меня листик, вырванный из универсальной тетрадки, глянула как я черчу поле для морского боя, повторила любимое обращение ко мне, - балбес, - и стала делать то же самое…
Первые три пары прошли без происшествий. Я переоделся с физ-ры, покурил с парнями и пошел в столовку. Там за столиком в углу Вика рассказывала что-то всё время удивляющейся Олечке. Ну вот, как я и предполагал - к обеду секрет дойдёт до моих ушей. Отходя с подносом от кассы я ещё колебался - пойти с пацанами поболтать за трапезой или всё же подсесть к девчонкам и быть посвящённым в страшную тайну. Хотя цена этих знаний высока - Вика наверняка за рассказом заточит мою булочку, а Оля с бодуна выпьет мой компот. Но, случай всё решил за меня: Оля заметила как я отходил с подносом и приветливо помахала рукой. Деваться некуда, прощайте булочка и компот.

  • Привет, Оль, как самочувствие? - я присел напротив.
  • Уже нормально, - она забрала МОЙ компот, передала МОЮ булочку Вике и задала ей вопрос, - а Егор знает?
  • Оль, ну меня же просили никому не рассказывать, - укоризненно посмотрела та, и я же тебя просила!
  • Да ладно, ты же знаешь Егорушку, - пригубив компот Оля начала приводить железобетонные аргументы, - он ведь всё-равно никому, как и мы с тобой. Потом ведь, итак рано или поздно узнает, а так хоть от нас, лучших подруг.
    В общем что бы я сейчас ни ответил, а выслушать мне их придётся, поэтому я просто молча стал есть, пока и это не отобрали.
  • Ладно, Егор, только это чужая тайна, так что никому, - отламывая кусочек булочки начала Вика, - так вот слушай, - и перешла за заговорщицкий шепот, - Каримова, со второго курса, мутит с Михалычем, - и они обе сделали максимально большие глаза.
    Я постарался наиболее правдоподобно ответить таким же взглядом и глотая борщ промычал:
  • мммм?
  • Да-да, с Кузмичом, - подтвердила Оля, - представляешь, встретились два одиночества! Вчера кое-кто видел как он ей большую коробку конфет за общагой подарил.
    Ну всё, теперь можно расслабиться и спокойно кушать, говорить они будут долго, иногда споря и перебивая друг друга, а у меня ещё второе впереди, как бы котлету по-киевски половинить не пришлось.
    Я ел и думал о Михалыче с Алесей. Так зовут ту самую второкурсницу.
    Андрей Михайлович Кузмич - преподаватель, лет на пять старше нас. Наши старшекурсники ещё застали его студентом. Хороший, во всех отношениях человек и учитель, мы с ребятами уважали его и потому на его алгебру приходили ответственно и с удовольствием.
    Алеся Дмитриевна Каримова - милая и тихая студентка-отличница. Её желание учиться и помогать остальным невероятно переплетались со скромностью и застенчивостью. Я влюбился в неё чуть ли не с первого взгляда, и, несмотря на природную общительность целый год не решался познакомиться.
    В начале этого учебного года я всё же решился. С осени мы встречаемся, не то чтобы сильно скрываемся, но и не афишируем. Когда мы поехали к ней на родину отмечать новый год - я узнал что они с Михалычем родственники, он приходится ей двоюродным братом. Естественно эту информацию попросили не разглашать.
    С такими мыслями я приступил ко второму, всё ещё изображая внимательного слушателя. Ах да, конфеты. Михалыч давно грозился отблагодарить за то, что на весенних каникулах для малышей мы с Алесей по мере сил сидели с его сыном-первоклашкой. Она же ещё утром скинула смс что сегодня меня ждёт “сладенький” вечер. Теперь вот и эту интригу девчонки убили.Ах да, они ведь и не знают что у Михалыча ещё со студенческих лет есть семья.
    -Егор, ну ты ведь никому не говори, ладно? Это же не наша тайна, мы ведь тебе как другу.
    Я очнулся от размышлений и улыбнувшись посмотрел на девчонок.
    -Конечно, не скажу, обещаю! - Я встал из-за стола, представляя как теперь каждый раз глядя ей в глаза буду хранить тайну что она мутит со своим братом. Ох и не знаю, слишком тяжелая ноша…
    … С тех пор прошло 6 или 7 лет. Сейчас мы с Алесей живём на съёмной квартире, ждём пополнение. Изредка пересекаемся с Михалычем. Когда они оживлённо о чём-то беседуют за столом или на прогулке у меня в голове нет-нет да и мелькнёт одна и та же задорная мысль - “мутят”. Только они об этом никогда не узнают - это тайна, которую я обещал никому не рассказывать.
8 симпатий

За ним пришли. Он – профессиональный агент – на секунду забыл правило «Не говори по телефону – болтун находка для шпиона» и проболтался. И эту информацию услышали не только на том конце провода. Поэтому за ним пришли. Свои. И начали процедуру дознания. Потом ещё. И ещё. Разными способами. А он молчал. Ни слова, ни звука. Потому что профессионал. Потому что научен молчать. Не смотря ни на что.

Заговорил он только через месяц, когда очередной дознаватель, улыбаясь, произнёс пароль. Пароль означал окончание легенды. Легенда достигла своей цели. Дезинформация, специально запущенная им по телефону, дошла до того, кому предназначалась. И в неё поверили, ею воспользовались и попали в ловушку. Поверили, потому что он молчал. Даже среди своих. Потому что умел молчать. Потому что он – профессионал.

1 симпатия

Объявляю об окончании приёма работ на двадцать третий тур Конкурса короткой прозы, темой которого стала «Не говори!»

Участники тура:

· karambolinna
· kppj
· NatalyP
· daisywheel
· nimfa_N
· softPower1
· Auca_v2
· TVK-Imperatrica
· assol56
· Eropka
· Sapfirus

С этого момента в этой теме начинается голосование за работы участников. Проголосовать за понравившееся произведение может любой форумчанин, зарегистрированный на форуме не позднее, чем месяц назад. Свой голос можно отдать только за одного участника. Развёрнутые комментарии в рамках голосования приветствуются.

Приглашаю всех голосовать!

Колебалась между daisywheel и Eropka, все же отдаю голос daisywheel :smiley:

Я почемуто некоторые не смогла дочитать… а вот каракули Егорки мне понравились) Мой хрипловато-басистый голос за него.

2 симпатии

kppj

Мой голос за Eropka! Чем-то пленил его рассказ и всё тут! )

У kppj понравилась идея, а у Auca_v2 “космическая” тема, так что 2-ое и 3-е места отдала бы им. Будь моя воля, конечно )))

1 симпатия

karambolinna
Молчание - золото!

Eropka - отдаю голос за эту историю.
Auca_v2 - это прекрасно! Обожаю такую фантастику!
karambolinna - Быть первой! Уже этот факт делает честь!
NatalyP - грустная история. Моя благодарность.
daisywheel - а тут весёлая история. Моя радостная благодарность! )))
nimfa_N - спасибо за рассказ из детства.
softPower1 - это какое-то фулюганство! )))
assol56 - ох уж эта Любовь! Прекрасное мгновение в которое я не верю )
Sapfirus - эта точка классно завершила тур.
Девушки и юноши - я благодарю каждую и каждого за свой вклад. Если бы каждый тур прозы был столь же восхитительным! Требуется некоторая доля иронии? Вряд ли мой рассказ сподвиг на такие литсвершения. Получилось здорово! Успехов! Я точно жду ваших новых творений!

5 симпатий

вот значит как?! не за меня?!
daisywheel - за честное предсказание :wink: